Танцевать от печки

Так говорят о людях, у которых привычка действовать по затверженному заменяет знания. Его просят: «Прочитай басню «Стрекоза и Муравей» начиная со слов: «Помертвело чисто поле…» - а он не может. Он может только «от печки», с самого начала.  

Смысл этого выражения понятен, а вот откуда оно пошло?

Судя по всему, из книги одного русского писателя XIX века – В. Слепцова «Хороший человек».

Бесплодные скитания заставляют героя романа  Теребенева вернуться к себе, в Россию, которую он некогда покинул.

«Как это возвращение напоминало эпизод из детства, когда его, Сережу, учили танцевать!»

Вот, окруженный родителями и дворней, стоит он в зале у печки. Ноги вывернуты в третью позицию. Учитель выжидает, а затем командует: «Раз, два, три». Сережа пытается проделать требуемое «па» - и вдруг конфуз: одна  нога у него подвертывается, заплетается за другую, он сбивается с такта и останавливается.

 - Эх, какой ты, брат! – с укором говорит отец. – Ну, ступай о пять к печке, начинай  сначала».

И Сережа снова возвращается к печке.

Вероятно, эта сценка и привела к тому, что образ неудачливого танцора мало-помалу получил куда более широкое и общее значение.